Л. Пелешев. Роковой сеанс гроссмейстера Олля.

18 октября на портале euruchess.org была опубликована статья Валерия Голубенко, мастера спорта из Кохтла-Ярве о Лембите Олле, которую мы с разрешения автора предлагаем Вашему вниманию нажмите сюда . Попытка найти в жизни гроссмейстера ту критическую точку, которая оказала на последующие события какую-то "знаковую" роль, очень интересна. Для будущего взлёта такая точка у Лембита была обозначена чётко-отлично проведённая партия против мастера спорта Александра Вейнгольда на турнире в Алайыэ в 1978 году (хотя и проигранная по времени). Неужели вообщем-то рядовое событие для гроссмейстера, сеанс одновременной игры, сослужил такую серьёзную роль? Или это фантазии автора, как художника-литератора: "имею,мол, право додумывать"!

Для меня, как одного из организаторов того сеанса и многих других рядовых шахматистов, визит Лембита в Нарву долгое время оставался в памяти как праздник, а не как драма. Автор, ссылаясь на мнение отца безвременно ушедшего из жизни гроссмейстера и в какой-то мере на слухи, отводит "злополучному" сеансу в Нарве буквально зловещую, пророческую роль, чуть ли не разрушившую его семью и в конце концов жизнь.

Отдавая должное автору за отличное качество и подачу материала, партий, фотографий, полность разделяя его боль и сочуствуя родителям по поводу трагедии случившейся с их сыном, гениальным шахматистом (а я был один из тех, кто видел его легендарную партию с Вейнгольдом в Алайыэ в 1978 году и вообще весь взлёт по журналистким штампам: от «способного» мальчика и «талантливого» юноши, до «выдающегося» гроссмейстера и «гениального» шахматиста) хочу внести поправки в некоторые неточности и дополнить событие своим взглядом, как бы изнутри. Тем более, что сохранилось немало фотографий, а главное у меня в видеотеке у меня есть 15-минутный любительский фильм о том сеансе, снятый одним из шахматистов.

Итак, что же просходило в Нарве, осенью 1995 года?

Яан или Лембит?

Такой вопрос стал перед нарвским спорткомитетом, когда осенью 1995 года в рамках республиканского фестиваля П. Кереса, проводимого к 80-летию гроссмейстера ( а не к 20-летию шахм. кружка-не тот уровень!) решили организовать в Нарве встречу с одним из двух гроссмейстеров Эстонии с мировыми именами. Конечно, более именитым и впечатляющим выглядел Яан Эльвест - любимец публики, «наследник Кереса», как его окрестила пресса. Он обладал многими привилегиями, в него, образно говоря, вложилась вся шахматная Эстония, у него был свой персональный тренер-Тыну Труус. Но более молодой, очень одарённый и работоспособный Лембит Олль быстро набирал рейтинг и к тому времени они были примерно на одном уровне. Конкуренция между ними была нешуточная! Я могу судить об этом по многим фактам и отзывам, доходивших до меня из окружения обоих сторон. И это, на мой взгляд, куда более серьёзная область для психологических поисков истоков будущей трагедии.

Итак, Яан шёл, образно говоря, у организаторов «первым номером». Но то ли его не было в Эстонии, то ли цена его приглашения была слишком высока –не помню!- но пригласить решили в итоге Лембита Олля. Всё сходилось: довольно быстро с ним был найден контакт по телефону и обговорены финансовые условия. Не могу утверждать сейчас точно, но, кажется, речь шла о двух тысячах крон за выступление в Нарве плюс мы брались привезти его из Таллинна и увезти обратно. Ну, и разумеется, приём (обед) у нас. Сами судите, достаточные ли это условия заработка: 2000 крон за несколько часов работы («подобный сеанс для гроссмейстера- отдых!» воскликнул один из знатоков).

Всю шахматную акцию решено было впервые провести в Нарвском замке. Это уже потом был там и Кубок Европейских чемпионов-98 и Балтийские звёзды-2005. Но в 95-м это был своеобразный организационный прорыв. С 76 года, когда в Нарвском Доме культуры «Энергетик» (ныне КЦ «Женева») выступали с сеансами Михаил Таль и Борис Рытов, у нас не было заменитостей. Поэтому на встречу с гроссмейстером в нарвский замок пришли практически все без исключения взрослые шахматисты города и сильнейшие юноши. Многие были целым семьями. Именно одна такая шахматная семья и отсняла фильм об этом мероприятии. Но всё по-порядку.

Далеко ли до Таллинна?

Согласно договорённости, рано утром в Таллинн за Лембитом отправилось спорткомитетовское авто с самим председателем, Калью Плуутусом. Сравнительно новый человек в нарвском руководстве, но «прожжёный» спортивный деятель из Пярну или Раквере. К 13 часам он расстроенный вернулся обратно в Нарву один. Оказывается, по-приезду к назначенному времени, Лембит Олль спал в гостинице и решительно отказался так рано ехать, сказав, что доберётся до Нарвы сам! Это был первый его неадекватный поступок в тот день. Ведь до сеанса оставалось не так много времени. И на чём он собирался приехать? Это опять-таки лишние расходы. Как правильно подметил Валерий Голубенко, за Лембитом расточительности не наблюдалось.

В замке всё было готово к встрече. По-праздничному одетые люди, их было около сотни, профессиональный инструментальный ансамбль –саксофон и фортепиано- задолго до начала стал «озонировать» лёгкой музыкой атмосферу. В фойе ждал своего выступления хор мальчиков под управлением В. Горюшина. Гости из спорткомитета и из администрации города. Но всё было напрасно. Время шло-Лембита не было. Инструментальный ансамбль В. Киселёва в очередной раз прогнали свой репертуар. Томились мальчики и публика. Кажется был звонок, что гроссмейстер едет. Мы строили разные предположения от прокола колеса, до аварии на шоссе. Это сейчас омобилена вся страна и детвора, а 11 лет назад связь была по нынешним понятиям допотопная-дигитальная.

Постоянно консультируясь и советуясь друг с другом, мы решили, что если в течение часа Л. Олль не появляется, мы распускаем народ и отменяем мероприятие. Никаких резервных вариантов, типа альтернативного сеанса или блица предусмотрено не было. Все пришли на гроссмейстера!

Ровно через час меня, как крайнего, вытолкали к микрофону. Никто, естественно не желал быть подобным глашатаем, и я начал публично извиняться за отсутствие гостя. Что произносил – не помню, но, кажется, сказал, что что-то случилось серьёзное в дороге. Иначе не объяснить непоявление Олля. Не успел я это промямлить, как влетел посыльный от входа в замок и крикнул сакраментальную фразу, как в театре:

«Гроссмейстер приехал!!»

Лембит появился в строгом чёрном костюме, в белой рубашке, был спокоен и несколько медлителен. Впрочем сколько я его видел, он был таким всегда. Ничего особенного или необычного в его облике и поведении не наблюдалось. Своё опоздание он объснил тем, что по дороге остановились пообедать. А вообще он приехал на заказном такси, которое осталось его ждать у замка. Конечно, не буду скрывать, такое объяснение нас покоробило, но что делать? Мы понимали, что имеем дело со звездой и тут приходилось терпеть.

Была дана отмашка и за дело взялся хор мальчиков В. Горюшина. Сейчас это элитный коллектив с международным признанием и именно ему доверено выступать на открытии международного турнира «Шахматные звёзды 2006» в том же замке через неделю. Но тогда они только набирали силу и радовались любой возможности выступить на публике. Были в хоре и наши юные шахматисты. Прекрасное выступление затянулось. Когда ангельскими голосами они затянули 4 или 5-ю кантату мы с Лембитом переглянулись и прыснули в кулак, едва сдерживая смех (прекрасно видно на видеофильме). Да, после этого я не раз просил организаторов не затягивать музыкальную и ли другую подобную часть на открытии соревнований. А тогда это была наша небольшая помарка. Хотя, как считать!

Вслед за хором слово о Кересе взял Оскар Ида-очень известный и уважаемый человек в Нарве, бывший директор школы, писатель , краевед. Под его редакцией позже вышло несколько книг об известных нарвитянах. Его выступление тоже слегка затянулось ( как и это моё повествование, но всё же я питаю иллюзии, что оно кому-то интересно, а может послужит и началом для других шахматных историй). Он начал издалека, с деда Кереса, жившего где-то под Вильянди и когда он дошёл, собственно, до самого Пауля, надо было закругляться. Видимо, он и сам это понял и быстро-быстро свернул повествование, передав слово мне. В предверии основной части действа, сеансов одновременной игры, я представил нарвской публике Лембита. Вспомнил о его первом тренере Элон Ваарике и отметил, что именно Лембиту с 1982 года принадлежит «вечный рекорд»: в 16 лет он стал самым юным чемпионом Эстони среди мужчин. « В 15!»- с места поправил меня Лембит. «Да, да, конечно!» - я не учёл, что в момент чемпионата будущему гроссмейстеру ещё оставалось около месяца до 16-летия (очередной прокол, но не драма же!).

Всё торжество, если это можно так назвать или официальная часть, заняли где-то минут 40. Не так и много, если речь идёт о памяти великого человека. Меня до сих пор коробит, когда на открыти памятных турниров (а их в Эстонии достаточно: в Таллинне, Пярну, Вильянди, Пыльва и т.д.) пару минут, а то и просто ничего о том, в чью память это проводится, хорошо, если вывесят где-нибудь в углу небольшой портрет. Я уж не говорю о рекламе, буклетах, родственниках, музыке, каком-то элементарном, даже чисто символическом угощении-всё это запредельно для большинсва организаторов. Зато 100-кроновые взносы, жалкие призы, дорогущие гостиницы, слабые составы. Лучше уж и не называть такие турниры «Мемориалами».

Симультан.

Так по-эстонски звучит несколько тяжеловесное русское: сеанс одновременной игры. Из торжественного рыцарского зала все спустились на один этаж вниз. Там, в средневековой столовой, а сейчас в выставочном зале были расставлены длинные столы, похожие на большие скамьи с 20 комплектами шахмат для сеанса. Но тут надо пояснить, что сеансов на этот день было спланировано два!. Да, мы заранее обговорили с Лембитом, что это мероприятие городское, будет много гостей и хотелось бы видеть гроссмейстера в полном блеске!

Он не возражал и мы приступили к первому акту, наиболее значимому с чисто шахматной точки зрения: сеанс с часами на 6 досках против взрослой сборной города. Впрочем, самому старшему- кандидату в мастера Владимиру Жаворонкову было всего 19 лет, а самому младшему, Марису Корстине-14. Кроме них в составе «взрослых» были: кмс(ы) Денис Барсуков, 19 лет (сейчас он скрывается от шахмат под фамилией Кумландер-доктор наук!), вице-чемпион Эстонии до 18 лет того года Алексей Галактионов (сейчас где-то в Питере), 15-летний мастер ФИДЕ Юрий Житин (ныне международный мастер на отдыхе) и кмс Дмитрий Вергун. Полагалось место в сеансе и мне, чемпиону Нарвы того, 1995 года. Я пытался уступить его многократному чемпиону города Георгию Дедуху, полагая, что заслуженному ветерану это будет приятно. Но Георгий Михайлович отбивался, как будто ему предложили публичную казнь. И тогда посадили молодого несмыслёныша Мариса, чтобы гроссмейстер не перенапрягался.

Зрители обступили плотным кольцом шестёрку и сеанс начался. Забыл сказать, что играли с контролем по часу на партию. Для того времени это были чуть-ли не быстрые шахматы. Лембит играл на спеша, левой рукой (как и многие гениальные люди он-левша), но безостановочно переходил от доски к доске. Через 20 минут после начала разразился гром: «Гроссмейстер предложил ничью!». Пошатываясь от счастья, на полусогнутых ногах, первым отвалил от стола Алексей Галактионов, который играл белыми под вторым номером. Размахивая руками и отчаянно жестикулируя, он припал к источнику, газированной «Вярске» в буфете и сыпал вариантами, поясняя «как он склонил бы к сожительству гроссмейстера, если бы тот не предложил ему вовремя ничью». Я позволил заметить, что позиция его была перспективнее и надо было бороться дальше. Впрочем, тут же к Галактионову присоединились с ничьими ещё два «счастливчика» Дима Вергун и Марис Корстин. И слава Алексея резко померкла. Я понял, что моих воспитанников «развели» как детей. Выключив три неясных партии, Лембит со страшной силой обрушился на оставшихся без поддержки старших ребят и буквально смял их. На все партии он не затратил и получаса. Счёт 4,5:1,5 в пользу гроссмейстера. Позже также расправлялся со сборными Германии, Израиля и другими в подобных сеансах Гарри Каспаров. Но всё-равно, все были довольны и от игры гроссмейстера и от результата нарвских ребят. Всё-таки не сухой прогрыш!

Фарс или трагедия?

Последним актом шахматного праздника по плану должен был стать сеанс одновременной игры на 20 досках. Достаточно распространённый формат. Единственно, что было необычным, - мы обговорили с гроссмейстером, что, в связи с проведением двух сеансов подряд, второй, массовый будет длится ровно час, после чего незавершённые партии будем присуждать. Задача для сеансёра во многом облегчалась, не надо было ломаться до победного конца, достаточно добиться перевеса и отдать партию на присуждение. Но учитывая состав нарвских шахматистов, чуть ли не сборную 60-80-х годов – все очень крепкие перворазрядники и кандидаты в мастера-ветераны, то задача для Л. Олля не казалось простой.

Во время небольшого перерыва с подкреплением кофе Лембит обратился ко мне со странным предложением: завершить все партии сеанса вничью. «Как ты себе это представляешь, Лембит?»-отпарировал я. Конечно же, все жаждали сразиться с супер-маэстро, да и проговорить это было невозможно.

Но ход сеанса принял совершенно неожиданный поворот. Совершив несколько неспешных кругов и сделав ходов 15, гроссмейстер стал подряд предлагать ничьи. Почти всем! Предложения ничьей не удостоились только те, кто успел уже безнадёжно испортить свои позиции. Да несколько человек нашли в себе мужество отказать гроссмейстеру. Это, понятно, были неисправимые романтики. Среди которых выделялся «народный гроссмейстер» Виктор Булкин. Вот за них Лембит и взялся по- гроссмейстерски. Но это было уже не так трудно. Булкин продержался дольше всех, гроссмейстеру даже пришлось подставить к этой партии стул и он присаживался на него, поскольку играть было почти не с кем. Победу в этой единственно не завершённой партии мы ( я и ещё кто-то) присудили сеансёру. Хотя Виктор был несогласен-у него было лишнее качество, но позиция явно хуже.

Всё действительно затянулось и надо было сворачивать паруса. Мы объявили итоги сеанса 13,5:6,5 (=13+7) в пользу гроссмейстера, вручили ему сувениры и предложили «откушать» в ресторане «Рондель» на территории замка. Но Лембит сослался на то, что его ждёт такси и быстро уехал...

Тот, кто имел терпение дочитать это до конца, теперь может составить более-менее ясное представление о том, что же просходило в тот вечер в нарвском замке. Уже появились комментарии и, думаю, будут ещё. Очень любопытную и серьёзную поправку дал мне по телефону Леонид Белов, в то время корреспондент одной из нарвских газет. Он может ещё и сам прокомментирует что-то, у него отличная (феноменальная!) память. Так вот, он был по долгу службы в курсе многих дел и назвал сумму гонорара за сенс – 7000 крон! А не две тысячи, как я написал. И ещё Леонид добавил, что Лембит категорически отказался дать ему интерью для нарвской газеты.

Поскольку я был и остаюсь заинтересованным лицом, то не хотел бы навязывать своё мнение другим. Всё же скажу, что я был свидетелем, а в юности и участником многих сеансов, ещё больше их проводил и провожу сейчас. Очень сильное впечатление оставил сеанс Михаила Таля в Нарве в 1976 году, Юдит Полгар в Австрии в 1998 году, Анатолия Карпова в Таллинне в 1992 году и его же сеанс победителям молодёжного чемпионата Мира в прошлом году в Бельфоре. Все они игрались, образно говоря, до королей. Длились по 4-5 часов. И было понятно, что экс-чемпионы Мира не зря жуют хлеб. Здесь же мы стали свидетелями скорее фарса (так и хочется сказать «халтуры») или сравнить с выступлением звезды под фонограмму. Хотя многие этого, вероятно, и не поняли. Но в свете развернувшейся через три с половиной года трагедии, многие странности в его поведении уже видятся по-другому. Повлияли ли эти сеансы на судьбу гроссмейстера, стали предвестниками беды? Есть очень много людей, которые были годы рядом с Лембитом. Может быть мы услышим когда-нибудь и их мнение.

Л. Пелешев, мастер ФИДЕ.

» Файлы

Комментарии (3)